Аргентина, Турция и долговая бомба под мировой экономикой

Перевод статьи Хамида Ализаде о надвигающемся новом кризисе капитализма:

В то время как все внимание приковано к разворачивающейся торговой войне между Китаем и США, очередной кризис в мировой экономике угрожает выйти из-под контроля. С апреля Аргентина и Турция пережили обвалы своих валют и инфляционные спирали. Другие, так называемые развивающиеся экономики, такие как Индонезия, Индия, Бразилия и Южная Африка, также испытывают аналогичное давление.

На прошлой неделе Центральный банк Аргентины был вынужден поднять процентные ставки до рекордных 60 процентов, чтобы остановить падение курса национальной валюты, которая за два дня потеряла 12 процентов своей стоимости по отношению к доллару США. Потратив большую часть своих валютных резервов на защиту песо, правительство президента Маурисио Макри было вынуждено просить МВФ ускорить предоставление финансовой помощи на сумму 50 млрд. долларов.

Последнее падение курса песо произошло на фоне непрерывного снижения, которое с апреля уже уменьшило более чем на 50 процентов стоимость валюты по отношению к доллару. В то же время инфляция поднялась выше 30 процентов. Эта нестабильность, в свою очередь, толкает экономику в кризис, что приведет к дальнейшему бегству капитала.

Кризис в Турции

Аналогичная ситуация складывается в Турции, где лира потеряла в прошлом году 40% своей стоимости по отношению к доллару, а инфляция подскочила до 18%. В прошлый понедельник турецкий центральный банк объявил о повышении процентной ставки на 6,25 процента до 24 процентов, чтобы остановить свободное падение лиры. Но после непродолжительной стабилизации курс валюты продолжил снижаться.

С 2002 по 2008 год турецкая экономика развивалась быстрыми темпами. Как неиспользованный пул дешевой рабочей силы на границе ЕС, турецкая экономика быстро росла на фоне бума в Европе до 2008 года. ВВП Турции вырос почти в четыре раза (с поправкой на инфляцию — в три раза) с $200 млрд. в 2001 году до $764 млрд. в 2008 году. Но мировой экономический кризис 2008 года положил конец периоду органического роста и в следующем году наблюдалось сокращение турецкой экономики, как и во многих других странах. С тех пор экономика все больше зависела от спекулятивных денег и дешевых кредитов, поступающих из западных стран, чтобы поддерживать рост.

Бюджетный дефицит и дешевые кредиты поставили Турцию перед лицом экономической катастрофы / Фото: Flickr, unaoc

Только лишь турецкие банки перешли от нулевого внешнего долга в 2008 году к 100 млрд долларов сегодня. 6-9 млрд. долларов этих кредитов погашаются ежемесячно. В то же время, правительство ПСР приступило к масштабному кейнсианскому расходу средств, инвестируя в огромные, престижные инфраструктурные проекты и развитие недвижимости, чтобы сохранить свою политическую власть. Таким образом, строительный сектор, в котором занято 2 млн рабочих, составляет 18,7% ВВП. По официальным данным, на конец 2016 года 90% финансирования турецких компаний, занимающихся недвижимостью осуществлялось за счет кредитов в иностранной валюте. В общей сложности внешний долг Турции составляет 52% от ВВП.

Правительство ПСР, отчаянно желая сохранить свою электоральную базу, играет с огнем, финансируя огромные престижные проекты за счет роста дефицита. В преддверии предыдущих выборов она использовала свой Фонд кредитных гарантий для гарантирования займов в частном секторе на миллиарды долларов. В то же время, правящий класс способствует огромному росту кредитования среди масс, в результате чего долг домашних хозяйств вырос с около 2,5% ВВП в 2014 году до 17,30% в 2017 году. Правительство Эрдогана считало, что оно может выйти из кризиса и сохранить экономику на плаву, наводнив рынок дешевым кредитом. Но, как всегда, долг рано или поздно должен быть погашен с процентами. Следовательно, лира была обесценена, что привело к резкому падению на валютных рынках, а также к высокой инфляции внутри страны. Неохотно правительство было вынуждено прибегнуть к огромному повышению процентных ставок, чтобы предотвратить неконтролируемую спираль инфляции и обвал валюты.

Ситуация только усугубляется высокой зависимостью Турции от импорта жизненно важных товаров, таких как энергоносители, а также стали, которую она импортировала к концу 2017 на сумму $8 млрд в год, прежде чем стоимость лиры не уменьшилась вдвое. Это делает экономику еще более чувствительной к колебаниям валютных курсов.

Вдобавок ко всему, США ввели ряд пошлин на турецкие товары в назревающем конфликте между двумя предполагаемыми союзниками. Это выявило все основные недостатки экономики.

В этой ситуации рост стоимости доллара чреват надвигающейся катастрофой для турецкой экономики. Уже несколько крупных турецких корпораций столкнулись с трудностями в выплатах кредиторам, и еще больше рискуют дефолтом по своим кредитам сейчас, когда лира стоит вдвое меньше, чем год назад.

Двойной дефицит в Аргентине

Аргентина, как и Турция, также испытывает так называемый двойной дефицит. То есть она имеет серьезный годовой дефицит бюджета, а также дефицит текущего счета, что делает ее зависимой от иностранного кредита. Ежегодные прямые иностранные инвестиции утроились с 3,2 млрд долларов в 2016 году до 11,9 млрд долларов в 2017 году, в общей сложности составив более 16% ВВП.Между тем, у государства годовой дефицит бюджета составляет около 5%. Он финансировался за счет внешнего долга, с одной стороны, и печати миллиардов песо, с другой, тем самым постепенно обесценивая валюту.

Но все было хорошо, пока поступали иностранные деньги. Заверенные обещаниями правого правительства Макри защитить их интересы, иностранные спекулянты были удовлетворены покрытием растущих торговых и бюджетных дефицитов. До тех пор, пока курс доллара не начал ползти вверх в начале этого года.

Аргентина и Турция являются лишь симптомами более глубокого кризиса / Фото: Mauricio Macri inauguro la ampliacion del Centro de Formacion Profesional de Mataderos

Но Аргентина и Турция — лишь самые острые признаки гораздо более глубокой проблемы. Бразилия, Индонезия и Южная Африка — все страны со значительной экономикой, сталкиваются с аналогичными, хотя и менее острыми кризисами. Другие, так называемые развивающиеся рынки, не отстают. Тоько 16 из этих стран в сумме имеют 3,4 трлн долларов внешнего долга. Однако их валютные резервы составляют лишь 1,3 трлн долларов. Большинство из них также сильно зависят от дешевого кредита, а также стабильной стоимости доллара.

В целом, на этих «развивающихся рынках» задолженность небанковского частного сектора резко возросла с 2008-09 годов, достигнув сегодня 129% ВВП. В то же время, свободная денежно-кредитная политика постепенно обесценивала их валюты. За последние пять лет валюты Аргентины, Украины, Египта, Турции и Бразилии снизились на 80,3%, 69,0%, 60,9% и 42,5% соответственно по отношению к доллару.

Индийская рупия находится на том же пути, потеряв 13,50% своей стоимости по отношению к доллару за последние 12 месяцев, достигнув небывало низкого уровня. Между тем, процентные ставки по облигациям, выпущенным государством, достигли 8,19%, поскольку инвесторы менее охотно предоставляют деньги государству, так как у них меньше уверенности в том, что они будут возвращены. Индийская экономика, шестая по величине в мире, находится в очень слабом состоянии, и рост доллара, влияющий на важнейший импорт, такой как нефть, может иметь катастрофические последствия, что приведет к порочному кругу.

Замок на песке

На бумаге мировая экономика, похоже, процветает. Мировой ВВП должен вырасти на 3,9% в 2018 году, показатели безработицы снижались в течение прошлого года, а индекс Доу Джонса на Нью-Йоркской фондовой бирже находится на самом высоком уровне. Тем не менее, спустя 10 лет после краха Lehman Brothers и глобального финансового кризиса, на горизонте маячит новый масштабный кризис.

Правящий класс нашел выход из кризиса 2008 года, проведя жесткую экономию и понизив зарплаты, одновременно закачивая в систему триллионы долларов дешевого кредита. Процентная ставка в США составила 0,20% — рекордно низкий уровень. Процентные ставки были настолько низкими, что не брать кредиты было плохим бизнесом для крупных капиталистов. Но отнюдь не разрешая кризис капитализма, эти меры привели только к гораздо большим кризисам.

Общий мировой долг сегодня составляет 217 трлн долларов, или 327% мирового ВВП — самый высокий показатель за всю историю. Но очень мало этих денег было вложено в реальное производство. Фактически, текущие темпы роста инвестиций не были ниже с 1960-х. Вместо этого деньги текут через мировую экономику, создавая инфляционные пузыри в различных секторах, таких как жилье и фондовые рынки.

Дешевый кредит спас капиталистический класс, но ничего принципиально не решил. Основная проблема, связанная с этим, — это подрастание новых «зомби-компаний» во всех развитых странах. Это компании, чья прибыль меньше, чем их процентные платежи по долгу. Их поддерживают только дешевые кредиты. В США к этой категории относятся десять процентов всех компаний.

Если процентные ставки вырастут выше 2% (а они, как ожидается, достигнут 3% к 2020 году), то стоимость американских зомби-компаний составит 2,3 трлн долларов. По оценкам Банка международных расчетов, доля зомби-компаний в шести крупнейших экономиках еврозоны, включая Германию, Францию и Испанию, выросла с 5,5% в 2007 году до 10% сегодня. Другие исследования показывают, что в Италии и Испании за десятилетие их доля увеличилась втрое.

Трамп критиковал Федеральную резервную систему за повышение процентных ставок, но дело в том, что у центральных банков мало возможностей для маневра / Фото: Flickr, Gage Skidmore

«Развивающиеся экономики» не сильно отличаются друг от друга тем, что они, с точки зрения капиталистов, неустойчивые экономики, которые держались на плаву дешевым кредитом. В то время как уровень задолженности в странах с развитой экономикой вырос на 20 процентов с 2007 по 2016 год, в развивающихся рынках рост составил 280%! Действительно, огромная доля мирового роста после 2008 года приходилась на «развивающиеся рынки». В 2016 году на семь основных стран, часто называемых развивающимися рынками, приходился 1 процентный пункт от 2,4-процентного мирового экономического роста. Вклад G7 составил только 0,7 процентных пункта.

Если бы Федеральная резервная система могла продолжать печатать деньги, все было бы хорошо, но она может. Рано или поздно это приведет к росту инфляции. Фактически инфляция выросла с -0,09% в январе 2015 года до 2,07% в январе 2018 года и подскочила до 2,95% к июлю. Рост потребительских цен является самым высоким с 2011 года, и ожидается, что он будет продолжать расти. До сих пор инфляция цен была умеренной, потому что зарплаты в США снижались, а безработица росла – то есть спрос был низким. Но в прошлом году восстановление в США привело к небольшому росту доходов домашних хозяйств и снижению безработицы. И это сейчас выявляет противоречия, накопившиеся после кризиса 2008 года.

Чтобы предотвратить стремительную инфляцию, или то, что буржуазные экономисты называют «перегревом» экономики, правящий класс пытается прекратить количественное смягчение и постепенно повышать процентные ставки. Федеральная резервная система США завершила свою программу QE, и ее базовая ставка в настоящее время составляет 1,75% и, как ожидается, увеличится до 3% в следующем году. Восстановление США и рост процентных ставок также подталкивают цену доллара – что особенно важно, потому что другие страны G7 по-прежнему сохраняют свои процентные ставки на рекордно низком уровне.

Карточный домик начинает рушиться

То, что мы видим в развивающихся экономиках, — это первые последствия этого процесса. По мере того, как дешевый кредит сокращается, а доллар растет, все основные слабости этих экономик выходят на первый план. Президент США Дональд Трамп сильно раскритиковал Федеральную резервную систему за повышение процентных ставок, но дело в том, что у центральных банков мало возможностей для маневра. Если бы все лишние деньги, напечатанные в прошлом периоде, не были бы ограничены, это могло бы привести к неконтролируемой спирали инфляции и кризиса, что, в конце концов, вынудило бы его поднять ставки, как это произошло в Турции. Фактически, процентные ставки по казначейским облигациям США и другим кредитам, которые не контролируются ФРС, уже растут. За 20 месяцев процентные ставки по десятилетним казначейским облигациям США более чем удвоились с 1,38% до 2,94% в феврале 2018 года, что отражает рост инфляции и ожидания роста экономической нестабильности в следующем периоде.

Эти надвигающиеся кризисы приведут к тому, что классовая борьба выйдет на новый уровень / Фото: Socialist Appeal

Самое главное, что эти надвигающиеся кризисы приведут к тому, что классовая борьба выйдет на новый уровень. В Турции комфортное правление Партия справедливости и развития больше не гарантируется, так как миллионы турок видят, как их доходы съедаются инфляцией,а их ипотечные кредиты и платежи по кредитам растут. В Аргентине Макри анонсировал пакет жесткой экономии, который только в этом году будет стоить 1,2% ВВП и 1,4% в следующем году. В США и в Европе – где Европейский Центральный банк объявил о повышении процентных ставок следующим летом – ипотечные кредиты резко возрастут, и миллионы рабочих мест могут оказаться под угрозой, когда растущее количество убыточных банков и компаний пострадает от повышения процентных ставок. На этот раз, в отличие от 2008 года, у капиталистов не будет тех же инструментов – печати денег и предложения низких процентных ставок – для предотвращения кризиса. Эти инструменты уже использованы.

Конечно, большая часть бремени кризиса, как это было до сих пор, ляжет на плечи рабочего класса. Это будет подталкивать трудящихся, чтобы защитить свой уровень жизни, на арену борьбы в одной стране за другой. По иронии судьбы все это происходит в то время, когда производственный потенциал человечества высокий как никогда прежде. Но в рамках капитализма средства производства не могут быть использованы для гармоничного развития общества. Капитализм — это анархическая система со своими законами, которые далеко не подконтрольны человечеству. Единственный выход из тупика — свергнуть систему и заменить ее социалистической плановой экономикой, способной использовать огромный потенциал человечества, который в противном случае растрачивается в бесконечных бедствиях капитализма.

Оригинал: In Defence of Marxism.
Автор: Хамид Ализаде.


Добавить комментарий